Наши соотечественники — Алина Банович: “Иностранкой себя в Черногории не ощущаю”

Наши соотечественники
Алина Банович: “Иностранкой себя в Черногории не ощущаю”
Алина Банович, молодая, высокая, красивая и успешная бизнес-леди, заместитель главного редактора журнала «Русский вестник». Даже не верю глазам своим, что эта девушка – дочь моей университетской подруги, Гули Смагуловой, которую я благодаря «Русскому вестнику» разыскала в Черногории, куда мы всей семьей два года назад приехали отдыхать на море, купили здесь недвижимость и остались. Будучи профессиональным журналистом, во всех странах интересуюсь русскоязычной прессой. Тогда, в 2013-ом, купила в киоске «Русский вестник» и увидела знакомую фамилию главного редактора.
Как быстро выросли наши дети! На правах друга семьи, отмечающей юбилей своего печатного детища, я решила взять интервью у Алины, о которой слышала от моих черногорских знакомых много лестного. Бар – маленький город, по переписи населения здесь проживает чуть больше 30 000 человек. И о людях, которые живут здесь давно, знают все и вся. Так я и узнала, что Алину здесь помнят еще по документальному фильму, снятому 20 лет назад!
? Алиночка, не знала, что ты телевизионная звезда еще с детских лет. Расскажи, как это случилось?
– Для начала мне придется рассказать историю нашего переезда в Черногорию.
? Договорились, давай по порядку…
– В Черногорию мы приезжали на отдых вместе с мамой и бабушкой еще в начале 90-х. Югославия тогда переживала тяжелые времена экономических санкций. Не летали вообще самолеты, и мы добирались до моря из Москвы на поезде, с пересадками. Маме посоветовали в Сербии, где она была на стажировке и собирала материал про гражданскую войну в Югославии начала 90-х, что в Черногории есть два города, где излечиваются люди, больные астмой и бронхитом, благодаря смешению горного и морского воздуха, – Бар и Прчань. А я с садовского возраста постоянно болела бронхитом. Так мы и попали в Бар, где проводили чудесное время отпусков. После отдыха на Адриатике у меня поднимался иммунитет, и я на несколько месяцев забывала про докторов.
? И как вы решились перебраться сюда навсегда?
– Решение приняла мама, когда я вновь сильно заболела воспалением легких, и опять начались серьезные проблемы со здоровьем. Это был крутой поворот в нашей жизни. Мама в Целинограде (ныне это Астана – столица Казахстана) была известным журналистом и общественным деятелем, мы только что переехали в новый коттедж, который строился несколько лет, бабушка Юлия работала в лицее, а я училась в престижной частной школе с языковым уклоном. Хорошо помню, как мама сказала: «Зачем нам все это, если у ребенка нет здоровья?!» И в один миг мы все бросаем, собираем вещи и уезжаем в далекую страну, в полную неизвестность.
Мне тогда было всего восемь лет…
? Тебе, ребенку, трудно было осваиваться в чужой стране?
– Совсем нет. Это были счастливые годы. Мы сняли дом в 100 метрах от моря, хозяева разрешили нам пользоваться садом и собирать урожай. Впервые я здесь попробовала киви, мандарины и апельсины могла рвать с ветки, а винограда было столько, что бабушка даже варила из него варенье. Я обожала этот цитрусовый сад и залитую солнцем террасу, где я учила уроки, и когда приезжала родственница хозяев, баба Станка, мы с ней здесь резались в карты.
Первого сентября 1994 года меня отвели в местную школу «Блажо Йоков Орландич» и записали в третий класс. К тому времени я знала несколько сербских слов и страшно волновалась из-за того, что не владею языком. Тогда не было курсов сербского, не было двуязычных репетиторов. А тут новая школа, да еще в чужой стране. Видимо, на мне не было лица, и это заметила завуч школы, которая вышла нам навстречу. Она обняла меня, как родную, расцеловала и принялась успокаивать. Потом в холле школы появилась моя учительница – очень красивая, голубоглазая, с лучезарной улыбкой. Она схватила меня в охапку и повела в класс знакомиться с детьми, а маме и бабушке, которые волновались не меньше меня, велела не переживать и спокойно идти домой.
Эта прекрасная фея по имени Спасения Гачевич стала моим настоящим спасением в чужом мире. Благодаря ей, истинному педагогу от Бога, моя адаптация прошла очень легко и весело.
? Как тебя приняли сверстники в школе? Не обижали?
– Нет, наоборот. Учительница познакомила меня с детьми, и тут же весь класс столпился вокруг моей парты. Я была первым иностранным русскоязычным ребенком в школе. Мальчишки и девчонки разглядывали меня, как диковинку. Для них был непривычным и вид моих тетрадок, и пенала, и рюкзака, которые мне купили в Москве в «Детском мире». Можете себе представить, как я себя неловко чувствовала!
Одноклассники приняли меня в коллектив с открытой душой. После моей частной школы, где дети постоянно устраивали заговоры, доброжелательность черногорских ребятишек меня просто поразила! Девочки даже соревновались, кто пойдет со мной гулять на перемене, кто поведет в туалет. А один мальчик в это время сторожил мой яркий пенал, который не давал никому покоя. В общем, я себя чувствовала с этими добрыми и открытыми детьми, которые носились со мной как с писаной торбой, настоящей принцессой.
Именно эта доброжелательность учителя и детей помогла мне быстро выучить язык и освоиться в школе, в которую я шла как на праздник.
Местный педиатр посоветовал мне как можно чаще гулять вдоль моря и дышать морским прибоем, больше купаться и загорать. Я училась во вторую смену, и в рюкзаке у меня всегда был купальник. Осень стояла теплой, и я перед школой заходила на пляж и плавала в море.
Прошло два месяца моей школьной жизни в Черногории. Мама отдала документы в Министерство образования на сертификацию моих двух классов, и вскоре нам позвонили и сообщили, что сертификат готов. Я из слушателей перешла в разряд рядовых учеников.
? А здоровье? Поправилось?
– Да, благодаря местному климату, морю, воздуху у меня укрепился иммунитет, и я на долгие годы забыла про свои болезни.
? Так как ты попала на телевидение?
– Однажды мы с бабушкой гуляли вечером рядом с морем, и мимо нас проходила группа каких-то людей. Один из них спросил что-то, бабушка ответила на ломаном сербском, я вступила в разговор. Они не поняли: «Так вы русские или местные?». Потом разговорились. Оказалось, что это съемочная группа с черногорского государственного телевидения. Журналисты нам рассказали, что они недавно снимали передачу в России, на Урале. На прощанье один из них сказал бабушке: «А вы знаете, что ваша девочка говорит по-сербски без акцента? За два месяца так овладеть нашим языком?!»
А через месяц на пороге нашего дома появилась другая съемочная группа. Оказалось, что те телевизионщики с набережной рассказали о нашей встрече известному детскому поэту Драгану Радуловичу, который вел очень популярный цикл передач о необычных детях. И через мою школу они узнали, где мы живем. Мы пригласили гостей выпить чаю. Тут за столом и родилось название фильма «Барски чай за Лину» (так меня называли дети в школе, здесь принято сокращать имена).
Фильм снимали три дня. В школе, на набережной, на яхте. Драган, к сожалению, ныне покойный (его именем недавно названа одна из улиц в Подгорице), был очень добрым человеком, и так расположил меня, что я просто заливалась соловьем: пела, читала стихи на местном. Правда, дошло до конфуза. Когда меня попросили спеть песенку на русском, я кроме «Два кусочека колбаски» не могла вспомнить ни одной. Мы уехали в начале 90-х, когда у нас девочки в школе только и распевали эти «хиты» типа «Юбочка из плюша».
? Алин, и что, в один день проснулась знаменитой на всю страну?
– Когда показали фильм один раз, второй, третий, еще куда ни шло. Меня начали узнавать на улице, в магазинах, в школе. Потом начали звонить знакомые из Сербии – там тоже показывали эту передачу. Фильм настолько понравился зрителям, что его показали раз 10. Сейчас я догадываюсь, в чем был такой успех передачи. Местный народ не только любит русских, но и уважает иностранцев, которые свободно владеют их языком. Тем более тогда в Черногории постоянно проживающих россиян было по пальцам пересчитать. И всем эта история была интересна.
? А у вас на тот момент какое было гражданство?
– Тогда у нас еще были паспорта советского образца, а российское гражданство мы получили в Казахстане, в российском посольстве, еще перед переездом в Черногорию. Был такой период, когда при наличии русских корней давали гражданство. А здесь мы всей семьей получили ПМЖ.
? Тебе понравилось быть звездой в новой стране?
– Нет, я очень стеснялась этого. Идешь по улице, а тебя узнают, и не просто останавливают, а бесконечно останавливают (смеется). После показа телевизионной передачи наша семья стала популярной на долгое время. Черногорцы – очень открытый и гостеприимный народ. Нас зазывали к себе в гости, желая лично услышать нашу историю переезда в Черногорию. Помню, мы шли из магазина мимо частного дома. У калитки стояла женщина, которая признала во мне «экранный образ». Она нас буквально затащила домой и принялась угощать. Повышенное внимание со временем стало утомлять, и я просто отнекивалась: «Я – это не та девочка из телевизора».
Недавно мне пришлось вновь «засветиться». В 2013 году в память о всеми любимом в Черногории Драгане Радуловиче его коллеги-телевизионщики решили сделать передачу, в которой бы рассказали об одном из его героев тех времен в наши дни. Не знаю, почему, но выбор пал на «Барски чай». Меня опять легко нашли, и опять снимали обо мне и семье, интересовались, чего я добилась во взрослой жизни.
? И как же сложилась судьба той «девочки из телевизора»?
– Я окончила основную школу и поступила в гимназию с языковым уклоном. И поскольку у меня в дипломе были высокие оценки, меня приняли на бюджетное отделение в государственный университет, на факультет экономики. Сейчас я заканчиваю магистратуру, в ближайшем будущем, надеюсь, получу ученую степень.
Я постоянно учусь. Закончила еще два института сертифицированных бухгалтеров, один из которых государственный, где получила сертификат ACCA европейского уровня. Этот документ, который мне очень дорог, действителен во всех странах Европы. Здесь, в Черногории, профессия бухгалтера и экономиста уважаема и востребована, потому что знания и лицензию такого уровня очень сложно получить. И обладателей такой лицензии, можно сказать, единицы на всю страну. Все это позволяет мне успешно работать бухгалтером-аутсорсером. Одновременно веду бухгалтерский учет нескольких фирм и компаний. Знания, полученные в Университете, институте бухгалтеров и на многочисленных семинарах, позволяют заниматься и консалтингом. Консультирую клиентов по вопросам ведения бизнеса и получения статуса в Черногории, открываю компании, оформляю документы для вида на жительство и т. д. Среди наших клиентов много русскоговорящих.
Еще удалось получить диплом об окончании школы английского языка «Оксфорд-центра» с уровнем Advanced, самим высоким для иностранцев. Экзамены принимали носители языка из Великобритании, и сдавать их было не легко. Я очень люблю языки, в гимназии учила французский, самостоятельно занималась испанским.

? Видела в вашем офисе на стене и лицензию переводчика…
– Да, в Министерстве юстиции получила лицензию «судског тумача», переводчика с заверением печатью. Тоже нелегко далось. Нужно было сдавать экзамен на знание законодательства Черногории. Хотя я и мама многие годы переводим как волонтеры в местных судах и полиции, куда попадают наши соотечественники, а потом им же и помогаем.
? Удивительно, как ты сохранила такой чистый русский язык. Зачастую, когда родители увозят в детстве ребенка за границу, дети со временем забывают язык. А ты без акцента, грамотно говоришь по-русски.
– Наверное, мне повезло больше других. Ведь моя мама – журналист, а бабушка – филолог с 40-летним стажем. Так что это на сто процентов заслуга моей семьи, что я не забыла русский язык. До 1999 года мы здесь смотрели исключительно местное телевидение, но потом появились «тарелки», и благодаря спутниковому ТВ я могу регулярно смотреть любимые передачи на русском языке. Даже мой пятилетний сын обожает российские мультфильмы. «Ну, погоди!» и «Маша и медведь» – это самые его любимые мультсериалы. Когда мы улетали с мужем в отпуск на 2 недели, бабушка Радмила и дедушка Воислав сидели с внуком. Алеша, тогда ему было года два, наотрез отказался смотреть «Том и Джерри» и постоянно требовал мультик «нупагди». Радмила звонила моей маме ночью, чтобы понять, что хочет их любимый внук. А потом искала в Интернете «Ну, погоди!».
К тому же, несмотря на то, что мы живем в 300 метрах друг от друга (я – в доме моего мужа), мы с Юлей (так я называю свою любимую бабушку) постоянно на созвоне, общаемся каждый час. И с русскими клиентами часто созваниваемся, поэтому практика присутствует.
? А Алешенька говорит по-русски?
– Алеша, ему пять лет, ходил в местный детский сад и в этом году идет в первый класс основной школы. По-русски он пока не говорит, так как постоянно с черногорскими бабушкой и дедушкой. Но почти все понимает, рассказывает, правда, с акцентом, русские стишки и знает песенки. Когда с ним говорим по-русски, он постоянно спрашивает: «А как это слово перевести?» У моей мамы теперь заветная мечта – отправить Алешу в Артек, где она когда-то была ребенком. А у мужа – послать его в Россию учиться в вузе.
? Скажи, пожалуйста, а где ты учила русскую грамматику? Ты же еще пишешь тексты для вашего журнала?
– Русский язык для меня получился как иностранный. Но, наверное, то, что заложили во мне в те два класса на Родине, плюс наследственность-врожденная грамотность, сыграли свою роль. Когда я родилась, мои родители шутили, что я буду работать в медицинском журнале, чтобы никому не было обидно. Мой покойный отец Артур тогда еще был студентом медицинского института, а его мама, моя покойная бабушка Светлана работала врачом в больнице. Отчасти их мечты сбылись.
Благодаря знанию сербского и русского, я с удовольствием перевожу и готовлю информационную составляющую «Русского вестника», материалы об истории Черногории, беру интервью у интересных людей. Занимаюсь и общественной деятельностью. Вела и переводила церемонию «Руске награде», фестивали «Русское кино в Черногории».
? Алина, скажи честно, ностальгию испытываешь по Родине?
– Да, в первые годы я очень скучала по Целинограду, по его улицам, по друзьям, по нашему дому. Всегда говорила: «Вот бы наш коттедж перевезти в Черногорию…»
? Что было с вашим домом?
– Мама его продала за небольшие деньги, но зато на них мы смогли в 97-ом году купить землю в Баре и построить дом. И даже были первыми российскими гражданами, зарегистрировавшими в Черногории недвижимость. Тех средств еще хватило маме открыть свой бизнес в Баре: бутик и парфюмерный магазин. Помню, что в летние каникулы, когда все мои одноклассники проводили время на пляже, я оформляла витрины, подменяла продавцов, переводила на сербский язык декларации на косметику и даже ездила с мамой в Италию за парфюмерией.
? Получается, ты с детства еще и работала?
– Меня никто не заставлял. Мне самой было интересно, нравилось общаться с покупателями, выручать продавцов с языками при наплыве иностранцев. Меня даже оформляли официально, чтобы не было проблем с инспекциями. Но на зарплату я никогда не претендовала, дух стяжательства мне абсолютно не присущ. Наш бутик «Лина» тогда был своеобразным «русским центром». Сюда приходили наши соотечественники за советами, за помощью, а туристы за информацией.
? С родственниками общаетесь?
– Да, к нам приезжают в гости наши близкие родственники из Москвы, Воронежа и Астаны. Мои троюродные братья и сестры, тетя Лиля, младшая сестра отца, которая живет в Санкт-Петербурге. Сейчас, когда была в Питере, встречалась с ней. Но мы, к сожалению, редко бываем в России, нет свободного времени.
? Нет времени для путешествий?
– Как-то получается, что за границу едем обычно по делам, ну и заодно знакомимся с достопримечательностями. Хотя, бывало, что поездки посвящали отдыху: с мужем летали отдыхать в Доминикану, в Париж, в Венецию, в Австрию на лыжи. Обожаю ездить в Германию за автомобилями. Все машины, которые у нас есть, покупали таким образом. Свою первую машину в 18 лет перегоняла в Черногорию практически сама. Для меня это хобби. Я вообще обожаю автомобили.
? Видела в соцсетях фотографии твоих тортов. Это тоже увлечение?
– Несколько лет назад у меня появилась тяга к творчеству. Если верить астрологам, у Водолеев рано или поздно начинает проявляться творческая сторона личности. И мамины гены, вероятно, сказываются. Загорелась поменять обстановку в нашем загородном доме в Заградже, это рядом с Сутоморе. С этого началось мое увлечение дизайном и декорированием интерьеров. Даже обставили несколько квартир для клиентов нашего агентства. Вроде бы всем понравилось. Не ахти какой заработок, но это занятие доставляет мне огромное удовольствие!
Потом меня «пробило» на декупаж. Даже ходила на мастер-классы, которые давали в Баре русские девушки. Ну а самая главная моя страсть – это изготовление тортов.
Мне очень понравилось на праздники и дни рождения для своих близких устраивать сюрпризы в виде диковинных тортов. Это не коммерческая работа, просто для души. Так трогательно видеть восторженное удивление и благодарность своих родных за торт, к примеру, в виде розы. Ну а сын просто прыгает от радости, получив в подарок торт в виде героев компьютерной игры Angry birds или машины «Формулы-1». Сразу забываю, сколько часов ушло на приготовление и украшение.
И даже когда пеку куличи на Пасху, то стараюсь оформить их особенно нарядно. На Рождество смастерила пряничный домик. А на «славу», семейный праздник мужа, пеку особенные караваи с узорами из теста.
? Алиночка, очень рада, что у моей подруги выросла такая замечательная дочь – всесторонне развитая личность. Даже удивляюсь, как ты везде успеваешь? С подружками получается встретиться?
– Несмотря на сумасшедший ритм моей жизни, хотя бы раз в неделю стараюсь встречаться с подругами. Половина из них повыходили замуж и разъехалась по разным городам и странам, но благодаря Интернету часто общаемся в соцсетях.
? А трудно быть женой черногорца?
– Я в этой стране с детских лет, поэтому, наверное, не столкнулась с теми трудностями, которые испытывают другие женщины-иностранки. За эти годы, можно сказать, хорошо вникла в суть черногорского менталитета. Так как я замужем за черногорцем, у меня два гражданства: черногорское и российское. И я себя не чувствую здесь чужаком.
И языкового барьера нет. Поэтому ни муж, ни его родители и родственники не воспринимают меня как иностранку. Они стараются помочь и с ребенком, и по хозяйству. Свекор со свекровью приняли меня, как дочку. Я попала в русофильскую семью, где с обеих сторон родственники за Россию стоят горой. И это черногорские дедушка с бабушкой настояли, чтобы нашего сына назвали Алешей. Не Алексеем, а Алешей, старославянским, русским именем.
Муж Предраг окончил морской факультет местного Университета, у него инвестиционно-строительная фирма, увлекается охотой, стендовой стрельбой, участвует в сорвенованиях.
? Алина, хочу тебя, твою маму и весь коллектив редакции поздравить с первым юбилеем журнала! Каким ты видишь будущее «Русского вестника»?
– Спасибо, Лариса, большое! Многие не верили в успех, когда наш семейный проект только начинался. Пророчили участь, постигшую другую русскоязычную прессу в Черногории. Наверное, когда на первое место ставятся коммерческие цели, а вместо местных материалов публикуются перепечатки из других газет, такой проект рано или поздно обречен на провал.
Самое главное, я рада за свою маму – главного редактора «Русского вестника». Тогда, в 90-ые, ей пришлось многим пожертвовать ради моего здоровья. Но она состоялась в чужой стране, и только мы, близкие, знаем, какой ценой! И всего добилась только благодаря своему кропотливому труду.
Каким будет будущее – трудно сейчас загадывать. Надеюсь, что, несмотря на век Интернета, печатное издание и далее останется актуальным и востребованным.
? Ты себя считаешь счастливым человеком?
– Думаю, что да. У меня есть семья, ребенок, любящий муж, интересная работа, увлечения. Мы живем в красивой спокойной стране. Иногда себя ловлю на мысли, что не все ценю, что имею.
? Что бы ты пожелала своим читателям?
– Во-первых, поблагодарила бы всех наших читателей, которые все эти годы были с нами. Благодаря вашей поддержке мы выстояли и продолжаем развиваться! От всей души желаю всем нашим читателям счастья, здоровья на долгие годы! Туристам – получить здесь заряд бодрости и позитива! А тем, кто живет здесь постоянно, – чтобы Черногория стала родной, близкой и понятной, как для меня когда-то!
Беседу записала Лариса Мостовая.

Интервью опубликовано в юбилейном выпуске «Русского вестника»

Пресс-служба КСОРС Черногория