«Русская Черногория не изменилась — изменился информационный фон»

Отношение русской диаспоры в Европе к происходящему в России и мире, уже неоднократно становилось поводом для публикаций портала «Русское поле».

Сегодня речь пойдет о Черногории. Что думают наши люди в этой стране о внешней политике России, почему в медиа-пространстве зачастую слышны голоса тех, кто вовсе не определяет настроения диаспоры в конкретной стране, и кто они, собственно — наши люди в стране, установившей первые культурные контакты с Россией еще в 1710-м году — обо всем этом мы поговорили с главным редактором «Русского вестника-Черногории» Гулей Смагуловой.

Гуля

— Гуля, давайте начнем с того, как Вы, собственно, оказались в Черногории.
— В Черногорию я попала впервые в 1993-м году. Приехала в Сербию, в гости к подруге и узнала, что в Черногории, в морском климате можно вылечить моего ребенка от хронического легочного заболевания. В этом же году мы приехали сюда на отдых, а в 1994-м перебрались окончательно, получили здесь ПМЖ. И благодаря Черногории дочь подняли на ноги и вылечили. Так и остались здесь в трудные для Югославии времена- экономических санкций, войны в соседней Боснии. Кстати, были первыми гражданами России, купившими и зарегистрировавшими в Черногории недвижимость еще в девяностых годах.

— Я некоторым образом знаком с тем, что происходит в «поле» русских СМИ за рубежом, и, конечно, история у каждого из них — очень и очень разная. А как возник «Русский вестник Черногории»?
— Я по профессии — журналист, у себя на родине работала завотделом в областной газете в Целинограде (сейчас это Астана), а когда переехала в Черногорию, то, естественно, работать по профессии, когда русских здесь было по пальцам пересчитать, возможности не было.
Я сотрудничала с одним из российских информационных агентств, но это были какие-то эпизодические истории. А уже потом, когда все больше российских туристов стало приезжать в Черногорию, да и диаспора побольше стала, то появилась мысль вернуться в профессию и сделать качественное русскоязычное издание. С проверенными новостями, с хорошим контентом.
Мы-то здесь уже давно, владеем языком, знаем реалии, захотелось поделиться с соотечественниками своими знаниями. Дело еще и в том, что еще до того, как мы начали издавать «Русский вестник», к нам (у нас здесь агентство недвижимости и консалтинга, которое и является учредителем и спонсором журнала) обращались люди по самым разным вопросам, и мы консультировали, помогали.
В общем, в 2010-м году зарегистрировали здесь вначале газету, которая потом переросла в журнал. И кстати, на настоящий момент мы единственное в Черногории периодическое (то есть, выходящее на постоянной основе) русскоязычное печатное издание, которое зарегистрировано в Министерстве культуры Черногории.
— То есть, кому как не Вам знать — а русская, русскоязычная диаспора в Черногории — это кто?
— Новая, если можно так выразиться, русская, российская диаспора появилась тут в 2004-м году, когда в Черногории начался бум недвижимости. Состоятельные люди начали приезжать, покупать недвижимость, бизнес организовывать, и, помню, в 2008-м году здесь проводили исследование, согласно результатам которого 75 процентов экономики Черногории было в руках русского капитала.
А уже потом появилась другая категория людей: фрилансеров, людей, работающих на дому, с помощью Интернета. В прошлом году в Черногорию начали переселяться люди из Украины в связи с тамошними событиями.
— Я, наверное, я не владею всей полнотой информации, но у меня сложилось впечатление (возможно, ошибочное), что, по крайней мере, в русскоязычном информационном поле Черногории происходит что-то странное. Некоторые высказывания, которые я наблюдаю, например, в соцсетях, со стороны русскоязычных пользователей, проживающих в этой стране, выделяются агрессивностью по отношению к России даже на нынешнем, в принципе, не самом здоровом информационном фоне.
— А смотрите что получается, выше я перечислила две категории, составляющие русскую диаспору тут. И первая составляющая— она в Интернете практически не присутствует, я имею ввиду медийную активность, соцсети и пр. Им элементарно некогда, люди занимаются бизнесом и у них просто нет времени торчать в соцсетях. А вот вторая категория людей, среди них много айтишников и т. д. — они и начали доминировать в информпространстве, что, на мой взгляд, не есть хорошо, потому что их мнение не является отражением всей диаспоры, как минимум.
Причем все эти многочисленные группы в соцсетях, которые создаются вот этой второй категорией, мало того, что они россиянам что-то там вещают, так и они нас, тут давно живущих, начинают учить, что и как нам тут делать, при этом сами ни страны, ни языка не зная.
Я-то сама никогда особо в соцсетях не присутствовала из-за отсутствия времени, и только в последние полтора года, в связи с событиями на Украине начала мониторить и в ужас пришла от того, что там пишут о России.
Причем, если присмотреться, то некоторыми группами руководят вовсе не русские и не россияне. Да и в группах очень много граждан из республик бывшего Союза, которые затыкают рот русским, посмевшим заступиться за своего Президента или за Россию, и просто промывают мозги русскоязычному населению Черногории. Такой вот информационный террор. Создается впечатление, что особо активно этим занимаются далеко не бессребренники. А россияне, живущие в Черногории, по большей части, не агрессивны, стараются не ввязываться в эти дрязги: кто из равнодушия, кто из-за боязни, как бы чего не вышло.
И еще интересно, вот я наблюдаю, есть люди, которые при Союза и в России жили-не тужили, с деньгами, с положением, а сюда приехали и их перестала устраивать Россия. И это, конечно, мне очень непонятно.
Тут кое-кто пытался нам навешать ярлыков, типа, что мы «путинские сексоты». Грустно и смешно, особенно мне, диссиденту старой закалки. С 17 лет, с первого курса Университета я состояла на учете в КГБ за интервью, взятое у голландского спортсмена. Далее мое досье разрасталось новыми страницами. Еще при Союзе, я стояла у истоков региональной группы сахаровского «Мемориала», была активистом этого движения. Участвовала в съемках фильмах о жертвах сталинских репрессий с немецкой киногруппой, за что вызывалась на ковер и получала угрозы потерять работу, если не угомонюсь. Из-за диссидентства и «непрогибания» перед партийными бонзами, прошла через проблемы и с карьерой, и с выездом за границу. Были и угрозы моей жизни, суды по статьям «о защите чести и достоинства» из-за разоблачительных статей о коррупции, воровстве, «обортнях в погонах» и т.д. Все это я пережила.
Я никогда не была коммунистом, хотя работала в номенклатурном издании. И сегодня меня обвинять в политической недальновидности или зомбировании, по крайней мере, смешно. Считаю себя зрелым гражданином, прошедшим нелегкую жизнь, не озлобившимся и не зачерствевшим. Хотела бы я посмотреть послужные списки сегодняшних критиканов России! Кто вы, и что вы сделали в этой жизни? И вообще, на кого работаете, ребята?
Да я прекрасно понимаю, что внутри России есть куча нерешенных проблем, и в стране есть и коррупция, и произвол. Но об этом судить и критиковать тем, кто живет в этой стране и разделяет с ней все тяготы и невзгоды. А не «диванным войскам», греющимся на солнышке на берегу Адриатики. Простите за резкость!
Знаете, я никогда не была сторонником Путина. Но, когда, после Ельцина, за которого мы здесь краснели, и за его поведение, и за то, что Россия фактически тогда «слила» нас во время бомбежек в 1999-ом— у нас появляется новый президент… Я-то Путина поначалу восприняла, как некоего серого кардинала, и честно сказать, за него, как гражданка России, в нашем Посольстве никогда не голосовала, но после событий прошлого года отношение и к России, и к Путину как политику развернулось на 180 градусов.
Впервые за многие годы мне, и многим моим друзьям-россиянам, постоянно проживающим здесь, не стыдно за своего Президента и за внешнюю политику России. Да, не стыдно, особенно на фоне событий, происходивших в бывшей Югославии, которая пережила, и мы вместе с ней, все последствия развала некогда мощного государства, экономические санкции, длившиеся почти 15 лет! Местные люди сегодня проводят параллели между событиями на Украине с тем, что произошло с Югославией, когда были рассорены и разъединены этнически близкие народы.

А президент Путин кстати, стал очень популярным в Черногории среди местного населения, как политик, который смог противостоять «сильным» мира сего.
Возвращаясь к ответу на Ваш вопрос, сама русская Черногория не изменилась — изменился информационный фон.
— А сами черногорцы, что они думают по поводу России? Я видел довольно резкие заявления некоторых черногорских политиков.
— Черногория — маленькая страна, и ее руководство, с одной стороны, прекрасно понимает важность российского экономического присутствия здесь, но с другой — находится под давлением Запада.

А сами черногорцы очень доброжелательны, так же как и сербы, очень хорошо относятся к русским.
И это чуть ли не на генетическом уровне. Есть тут такое поверье, что если ты нарушишь завет Петра Негоша (Пётр I Петрович Негош, митрополит и правитель Черногории. Канонизирован православной церковью под именем Петр Цетинский, — прим. ред.) «Кто против России — тот против славян», того ждет проклятье.
Недавно брала интервью у завкафедрой русского языка местного Университета. Она меня успокаивала, что сегодняшние политические разногласия с Россией — это временные явления, и Югославия уже проходила эти уроки, и возвращалась на круги своя. Будем оптимистами.
— То, что в Черногории создан Координационный совет объединений российских соотечественников, конечно, уже не новость, но в свете всего Вами вышерассказанного, его появление, кажется, приобретает особое значение.
— Да, мы тут создали такую структуру, в нее вошли 8 организаций. В том числе, наш журнал. Председателем выбрали Оксану Френкель. КС как раз призван объединить людей, которые, уехав, продолжают любить свою Родину, а не плюют в ее сторону. Которые ее поддерживают в нынешней нелегкой политической ситуации.
Конечно, есть разные мнения, вот например, некоторые мои знакомые из России — мы как-то перестали общаться как раз по политическим мотивам, по мотивам политических разногласий. А если и встречаемся — у нас мораторий на политические темы, чтобы окончательно не рассориться.
Но большинство россиян, живущих в Черногории, действия России поддерживают, примерно в таком же соотношении, как и россияне, живущие на родине.
И мы тоже, повторюсь, создали свой Координационный совет, чтобы выразить, среди прочего, свою поддержку России, дружественным отношениям между нашими народами. Чему пример, организованный КС футбольный матч между любителями и ветеранами Черногории и России, состоявшийся в Будве, чтобы как-то сгладить то напряжение, которое осталось после сорванной игры в Подгорице.
Да мы готовы помогать и отстаивать права наших соотечественников. Однако, меня лично несколько напрягает «снобизм» отдельных наших соотечественников, которым не только Россия поперек горла, но и в Черногории все не нравится, всем они не довольны!
Мое мнение остается прежним — мы все здесь гости, каким бы статусом не обладали, никто нас сюда не приглашал, и в чужой монастырь со своим уставом не лезут. В том плане, что не имеем права поучать черногорцев как им здесь жить! И каждый недовольный жизнью здесь может купить обратный билет…
Беседовал Аркадий Бейненсон